Габович-Пред. - Глава 7. Брак не по любви: археология и хронология


Часть 3.

 

Предыстория Западной Европы

 

 

«Новая география» появилась случайно, хотя она должна была появиться уже давно, чтобы снять бесконечные противоречия в античной истории, которые превращали ее в сборник сказок и исторических анекдотов. …

Современная Европа становится более юной. …

Исчезает Рим как «вечный» город, в котором непрерывно в течение столетий присутствует римско-католическая церковь, ограничиваются претензии на древность и других городов, но многие города приобретают исторические корни, о которых они не подозревают. Понятие «вечный город» трансформируется из неразрушимого, вечно стоящего на одном и том же месте города, в понятие о городе, который воспроизводится в каждом новом месте, куда приходит покинувший его народ до тех пор, пока он сохраняет свою исходную ментальность.

В. Макаренко, Откуда пошла Русь? М.: Вече, 2003, из введения.

 

 

 

 

 

Оглавление части 3.

Глава 7. Брак не по любви: археология и хронология

Глава 8. Предыстория Северной Европы

Глава 9. Предыстория и осознание прошлого.

 

 

 

 

 

 

 

Казалось бы, историческая география, о которой идет речь в эпиграфе, не играет никакой роли для предыстории. Ведь наши сведения об этой части прошлого лишь в малой своей части основаны на записях древних авторов, так что, если они и путали Америку с Индией, то для предыстории это имеет второстепенное значение. Ведь сведения древних авторов мало кто использует напрямую. Их всегда интерпретируют, глядя на современную карту и списывая многочисленные несоответствия на счет неграмотности, неосведомленности или просто нечестности древних писателей.

Сегодня мы в основном при изучении предыстории опираемся на результаты археологических изысканий, а археологические раскопки на территории, например, современной Франции будут давать нам в основном предметы, произведенные на этой территории и здесь использовавшиеся. Конечно, и в доисторическое время существовала торговля и мы порой находим при раскопках – в слоях, относимых к предыстории - изделия заморских или хотя бы заозерных ремесленников, умельцев из другой части континента или части света, совсем редко с другого континента или из другой части света.

Да и в случае таких находок, основная масса других артефактов демонстрирует нам именно уровень развития локальной культуры. Артефакты труднее переносить с места на место, чем рукописи. Тем более, что последние даже и переносить не надо. Можно их написать в новой Галлии, рассказывая на самом деле о другой, более древней Галлии. А неверные исторические представления возникнут со временем сами собой, когда название Галлия закрепится за новой территории, быть может, отстоящей от древней Галлии на тысячи километров.

Так, может быть, наши сведения о ранней истории карпатской Галиции, палестинской Галилеи, испанской Галиции и нынешней Франции или якобы находившейся ранее на ее территории Галлии, восходят к – пусть искаженной в ходе веков – но все же аутентичной информации о некоей мало нам известной древней Прото-Галлии?

Эту идею (а не были ли перепутаны разные варианты Галлий?) в различных формах выдвигали уже многие писатели-новохронологи. И вообще, в Новой хронологии Фоменко и Носовского идея блуждающих географических названий встречается неоднократно: Сибирь постепенно сдвигалась с левобережья Волги за уральский хребет и все дальше на восток, Китай уехал еще дальше, чем Сибирь, а Индия аж перебралась из Восточной Европы за Гималаи.

Я еще не решил для себя, как отнестись к «новой географии» Макаренко, описанной им теперь уже в двух книгах: в 2005 г. в том же издательстве вышла его новая книга «Ключи к дешифровке истории древней Европы». С одной стороны Новая хронология уже является и новой географией, так что не исключено, что многие новые сведения о древней географии получены Макаренко на правильном пути. С другой стороны, я уже вижу, что мне не нравится в его книгах:

  • Он перенимает многие идеи из Новой хронологии Фоменко и Носовского, но нигде не подчеркивает первенства новохронологов.

  • Больше того, он часто поругивает Новую Хронологию, явно пытаясь уйти на дистанцию от этого революционного учения.

  • В то же время Макаренко все время приходит к выводам о неверности традиционной истории, забывая отметить, что эти выводы уже были сделаны в рамках Новой Хронологии.

  • Наконец, совсем уже подозрительным является некритическое использование традиционной хронологии древней истории (а с ней, конечно, и больших разделов самой традиционной древней истории), несоответствие которой действительному прошлому следует не только из Новой хронологии Фоменко и Носовского, но и из работ немецкой и вообще международной исторической аналитики.

Меня, конечно, смущает нечеткое и неубедительное обоснование у Макаренко грандиозного переселения народов, которое одно только и могло привести к описываемой Макаренко путанице в древней географии. Он полностью игнорирует катастрофические события, изменения климата и другие природные факторы, которые могли стать исходной причиной переселения целых народов, да еще и многими волнами, на далекую-предалекую новую родину. Хотя, в то же время, говорит о катастрофах, как о чем-то само-собой разумеющемся.

В то же время, я уже предпринял первые шаги с целью ознакомить немецких сторонников исторической критики с идеями Макаренко и надеюсь продолжить эту работу. В ходе начавшейся на нашем форуме дискуссии, после первой отрицательной реакции начали раздаваться и голоса в поддержку идеи «новой географии» в варианте Макаренко. Например Кристоф Дэппен отметил, что его исследования по возникновению хронологии тоже указывают на то, что в древности география была иной.

Не исключаю, что учитывающая сокращения в хронологии «новая география» может оказаться ценным продолжением Новой хронологии. Из Новой хронологии, например, мы знаем, что сегодняшнее описание истории империи Александра во многом отражает реальные события из сравнительно раннего прошлого османской державы, но «новая география» позволяет понять, был ли у этой сказки некий реальный прототип, сыгравший важную роль в самом возникновении легенд об Александре. И почему сказание об Александре было распространено на Руси.

Мне, например, бросилось в глаза, что единственная и якобы построенная по древним египетским образцам пирамида в современном итальянском Риме, на самом деле не похожа на египетские пирамиды, но зато сильно напоминает пирамиды суданского Мерое, в котором Макаренко видит первый Рим нашего реального прошлого. Впрочем, Фоменко и Носовский тоже видят первый Рим на африканском континенте, а именно, в Александрии.

 

 

 

 

 

 

Глава 7. Брак не по любви: археология и хронология

 

Археология доисторической эпохи – изучение культур прошлого, не имевших письменности.

Ашель - временной период, когда изготовление каменных орудий характеризуется двусторонними топорами с короткими топорищами.

Биостратиграфия — метод датировки, который использует ископаемые, точно датированные в одном месте раскопок, чтобы датировать схожие виды ископаемых в другом месте раскопок.

Доисторическая эпоха — временной период до изобретения письменности, завершается (якобы – Е.Г.) около 6000 лет назад.

Мустьерский период – период каменного века, когда преобладала культура неандертальцев.

Олдувайская культура - первый признанный ряд первобытных каменных орудий, найденных в Восточной Африке, датированный примерно до 2,6 миллиона лет назад.

Остеодонтокератическая культура - название, предложенное … для ряда предполагаемых артефактов, изготовленных из кости, зубов и рога.

Палеолит — древний каменный век. Период, начавшийся изготовлением первых каменных орудий более 2,5 миллионов лет назад и закончившийся около 10 000 лет назад.

Плейстоцен — часть эпохи кайнозойской эры, которая началась около 2 миллионов лет назад и закончилась около 10 000 лет назад. Временной период последовательных ледниковых периодов (Так в оригинале – Е.Г.).

Плиоцен — часть эпохи кайнозойской эры, которая началась около 5 миллионов лет назад; за ним последовал плейстоцен, около 2 миллионов лет назад.

Стратиграфия — раздел геологии, изучающий последовательность формирования пластов горных пород и их первичные пространственные взаимоотношения, в частности в местах археологических раскопок.

Униформитарианизм — принцип, утверждающий, что геологические процессы, которые мы видим в действии сегодня, — те же самые, что действовали в прошлом (я называю это чуть проще актуализмом – Е.Г.).

Хронометрическая датировка :— метод датировки, иногда называемый абсолютным, который определяет точный год места раскопок или археологических находок.

Из словаря терминов в конце книги «Предыстория человечества» Роберта Дж. Мейера в серии «The complete Idiots guide to“, М.: АСТ Астрель, 2006.

 

 

 

 

 

Содержание главы

Хронология предыстории и совокупляющиеся кролики

Нужны ли модели иные свойства кроме простоты?

Применима ли геологическая хронология к археологии?

Геологическая хронология нуждается в резком сокращении.

Оказывается, существует и запрещенная археология!

Непризнание катастроф порождает загадки и противоречия.

Удлинять или сокращать предысторию?

Литература.

 

В эпиграфе я привел все определения из названного там словаря, касающиеся хронологии предыстории. Достаточно выучить несколько выговариваемых только под дулом пистолета слов, чтобы стать если не экспертом по хронологии предыстории, то уж во всяком случае кандидатом на звание победителя конкурса с самыми смешными дефектами речи.

В названном словаре есть и определения, лишь косвенно связанные с хронологией. Чего стоит хотя бы такое: «Австралопитек – представитель рода австралопитеков.» Все ясно? А кто такие австралопитеки? Очевидно, это род австралопитеков. А историк – это представитель рода историков.

Пожалуйста, прочитайте этот длинный эпиграф еще раз. И еще, раз, пожалуйста. Теперь Вам понятно, надеюсь, что когда рядовой ашелец изготавливал каменный нож, то он мысленно вытягивал в длину двусторонний топор с коротким топорищем, получал вместо ножа двусторонний каменный скребок с широченным «скребкорищем».

После этого он бежал в гневе искать доктора Мейера, чтобы отрубить ему невиданным до того каменным орудием все пальцы руки, пишущей такую премудрость. Потом, после осознания анахроничности любой письменности его времени, возмущенный ашелец пытался отскрести мудрую голову автора от его тела. Только после этого, чуть успокоившись, ашелец обхватывал свою еще не совсем интеллигентную голову двумя руками и задумывался о том, откуда ему вообще известно о существовании книги о его же – скребаря - доисторическом времени.

Мне лично очень понравилось определение хронометрической датировки. Подумать только, как много можно сделать этим исчерпывающе точно определенным методом датировки: и точный год места раскопок определить, и время возникновения археологических находок установить. Не ясно только, что именно имеет в виду автор: год когда копали или когда закапывали-засыпали культурным мусором? И еще автор - или это «заслуга» переводчика? - забыл сказать, как именно этим методом можно исчерпывающе точно определить год места раскопок (я, каюсь, думал, что у места есть только географические, а не временные координаты). Так как раскопки иногда проводят не в помещении, а под открытым небом, то «посмотреть на потолок» здесь не всегда годится в качестве алгоритма точного определения года чего бы там ни было.

Книга А.В. Арциховского «Основы археологии», написанная еще в сталинское время, начинается со слов «Археология является отделом истории» (цитирую по второму изданию 1955 г., Москва, Государственное издательство политической !!! литературы). А чуть дальше выясняется, что

Только в марксистско-ленинской исторической науке признано, что археология является разделом истории. В буржуазных странах вещественные древности изучаются в отрыве от социально-экономического строя древних обществ, и полноценные исторические выводы по археологическим данным не делаются. Большинство буржуазных учёных вообще отрицает прямую связь между археологией и историей, причисляя археологию то к естественным наукам, то к так называемым художественным наукам, то ещё куда-нибудь. Встречаются, впрочем, отдельные попытки связать археологию с историей. У прогрессивных учёных это ведёт к сближению с советской наукой, у реакционных учёных — к сближению археологии с реакционными течениями буржуазной историографии.

Сегодня, по крайней мере теоретически, русские авторы рассматривают археологию как самостоятельную науку с определенными целями и задачами и со своим предметом исследования, подчеркивая в то же время ее ярко выраженную историческую направленность. ( см. А.И. Мартынов «Археология», Москва, Высшая школа, 1996, стр. 16.) В учебном пособии Европейского университета в Санкт-Петербурге «Специальные исторические дисциплины», С.- Петербург, 2003, археология вообще не рассматривается, а в качестве объяснения для этого явления сказано, что мол археология считалась, как и этнография, вспомогательной исторической дисциплиной в 19 в., а в 20-м – в рамках дальнейшей специализации отраслей исторического знания – обе эти области знания получили статус самостоятельных наук.

Так ли это на самом деле? К сожалению, и сегодня еще археологи крайне редко решаются напоминать историкам, требующим от них исторических «слез умиления» - да при том еще и строго по расписанию – о том, что они – то бишь, археологи - «не здешнего прихода». Что они не ремесленники, призванные на заказ украшать здание ТИ своими находками и датировками, а представители отдельной области знания, науки, имеющей свои – пусть пока несовершенные – методы исследования и, в частности, хронологического упорядочивания.

Вопиющая неправильность утилитарно-указательного отношения историков к археологии (или археологов к истории) очевидна любому непредвзятому наблюдателю. Это отношение подрывает основы независимости друг от друга этих двух областей знания, которая единственно и может дать инструментарий для взаимной проверки моделей одной из них за счет результатов другой. Сейчас же мы имеем установившуюся корпоративную систему подгонки результатов, не имеющую никакой научной ценности.

Систематический обзор истории критики сотрудничества археологов с историками по разукрашиванию их неверной модели прошлого все новыми и новыми неверными датировками не входит в план данной книги. Но эта важная тема заслуживает, в принципе, большего внимания, и ей уже посвящены самостоятельные работы. Отдельные критические замечания, разбросанные в настоящей книге в связи с конкретными темами, историческими периодами и «открытиями» историков, создают, тем не менее, надеюсь, достаточно полную картину.

 

 

Хронология предыстории и совокупляющиеся кролики

 

Археологическая эпоха, понимаемая как целостное явление, которое развивается и существует в своем собственном образе времени, определила, как мне кажется, новый, математический подход к ее хронологии. Благодаря такому подходу хронологии придан вид модели, которая и связана с реальностью, и в высокой степени абстрагирована от нее. Основой такой модели стал ряд Фибоначчи (в дальнейшем обозначаемый просто как РФ – Е.Г.). Высокая степень абстракции РФ сделала этот уникальный ряд универсальным, а самое его создание явилось ответом на простой жизненный вопрос: сколько пар кроликов принесет одна пара за год.

Ю. М. Щапова, «Археологическая эпоха. Хронология. Периодизация. Теория. Модель», 2005, стр. 155.

 

Впрочем, независимо то того, эволюционировал ли ископаемый человек медленно, но верно, от обезьяны до необезьяны или прилетел на парашютах с соседних звезд, в любом случае что-то нужно делать с периодизацией доисторического прошлого человека. Оказывается, в мире существует солидное количество разных систем периодизации «археологической эпохи». Это вам не геология, где все прошлое Земли охвачено одной единственной шкалой периодов и ярусов, эр и «веков», с которой мудрейшие из мудрых играют себе на гармошке, то растягивая эту шкалу, то сокращая.

Примеры разных систем периодизаций растянутого аж до «подвека еще только обезьян» каменного века , читатель найдет в монографии доктора исторических наук и профессора МГУ Ю. Л. Щаповой [Щапова]. В дополнение к эпиграфу процитирую еще следующее самопредставление этой книги: «В монографии впервые археологическая эпоха исследована как целостное явление, как большая открытая система. Предложена математическая модель хронологии и периодизации эпохи, построенная на основе чисел и ряда Фибоначчи. Описаны этапы эволюции, представлена математическая модель общего развития археологической эпохи, найдена величина ускорения этих процессов».

И далее: «Ю. Л. Щапова — автор более 200 работ, среди которых 3 учебных пособия и 6 монографий. Одна из них, «Принципы описания изделий из стекла с древнейших времен до ХШ в.» — совместное грузино-польско-российское исследование, было издано на французском языке в Варшаве в 2002 г., 28 лет спустя после его завершения. В новой книге, предлагаемой читателю, представлена оригинальная модель хронологии, периодизации и развития археологической эпохи в целом.»

Приведенная здесь реклама книги помещена на ее обложке и вызывает к ней повышенный интерес, так что я не только отсылаю к ней читателя как к некоему справочнику по археологическим периодизациям, но и сам заинтересовался тем, что это за «математическая модель общего развития археологической эпохи». Расскажу о ней ниже, но сразу отмечу, что на математическую эта модель не тянет, однако вполне может сойти за арифметическую. Впрочем, для доктора исторических наук, не исключаю, арифметика вполне может казаться важной составной частью математики, а не просто древним – почти археологическим – ее базисом.

Трудно также согласиться с «ископаемым» утверждением Щаповой о том, что «математика – это наука преимущественно о числах» (стр. 104). Современная математика, конечно, давно уже не наука о числах, что я подчеркнул в своей юности, дав моей первой книге, увидевшей свет только в ее эстонском варианте, название «Математика без чисел» (Arvudeta matemaatika, Tallinn: Valgus, 1969). Тем не менее, даже арифметическая модель хронологии в принципе – это интересно.

Ведь Юлия Леонидовна ЩАПОВА не только «доктор исторических наук, профессор МГУ им. М.В.Ломоносова, крупный специалист в области изучения истории стекла и древних производств.» Она, кроме того, «занимается методологией и теорией археологических исследований. В числе ее научных заслуг — возрождение вещеведения как науки, создание научной школы изучения древнего стекла и древнего техноценоза в целом, лидерство в использовании естественно-научных методов в археологии.»

Она также — «признанный авторитет среди отечественных и зарубежных специалистов, член российских и международных научных объединений: МОИП при МГУ, Ассоциации «История и компьютер», Международной ассоциации по истории стекла, Международного общества по применению методов технических и точных наук в археологии при ЮНЕСКО и Совете Европы. Подготовила 13 кандидатов исторических наук. Награждена медалями. Лауреат премии им. М. В. Ломоносова, дипломант МОИМ.» Книга ее «будет интересна археологам, этнологам, историкам первобытного общества (коим я сейчас и пытаюсь заниматься– Е.Г.), историкам древних производств, социологам и даже философам, которые хотели бы больше узнать о начальных этапах развития процессов, протекающих в современности.».

К последним, вероятно, следует в данной ситуации отнести и автора этих строк, которому ужасно хочется «больше узнать о начальных этапах развития процессов, протекающих в современности», да и не только о них, а еще и о применении его родной математики в такой трудной материи, как математическое моделирование археологической эпохи.

Все-таки, я большую часть своей профессиональной жизни провел в качестве «математического модельера», моделируя почти все на свете: от рыбных популяций в море-окияне до грозящих взорваться из-за неверного проектирования как гигантская атомная бомба гибридных термоядерных реакторов на суше, к счастью, реально существовавших только на бумаге.

Переходя к модели Щаповой напомню читателю, что рядом Фибоначчи называется такая начинающаяся с двух единиц последовательность чисел, в которой каждое следующее число ряда получено сложение двух предыдущих:

1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377, 610, 987, 1597, 2584,...

По существу, все «математическое моделирование“ Щаповой сводится к тому, что она этот известный якобы с начала XIII в. чисто числовой ряд переименовывает в «хронологический ряд» и назначает, исходя из этого ряда, следующие границы для периодов предыстории:

Граница, тыс. лет

Археологическая эпоха

Историческое соответствие

1

Поздний железный век

История

1

Ранний железный век

История

2

Поздний бронзовый век

История

3

Ранний бронзовый век

История

5

Энеолит

Протоистория

8

Неолит

Протоистория

13

Мезолит

Праистория

21

Верхний палеолит

Праистория

34

Верхний палеолит

Праистория

55

Средний палеолит

Праистория

89

Средний палеолит

Праистория

144

Средний палеолит

Праистория

233

Нижний палеолит

Праистория

377

Нижний палеолит

Праистория

610

Нижний палеолит

Праистория

987

Верхний археолит

Прапраистория

1597

Средний археолит

Прапраистория

2584

Нижний археолит

Прапраистория

 

 

Нужны ли модели иные свойства кроме простоты?

 

Всю сложность событий, начиная с 2,5 млн лет, описали А. Тернер и А. А. Величко; эти события легко можно понять и запомнить, прибегнув к предложенной нами модели эволюции. Согласно модели, археолит, 2564-1597-987-610 тыс. лет назад, — это время, когда развертывалась явная эволюция рода Ноmо. Согласно той же модели, отрезок 2564-1587 тыс. лет - это время древнейших каменных изделий олдувайской культуры (2,5-2 млн лет, по А. А. Величко) и в то же время — это скрытый этап инволюции австралопитеков, явная эволюция которых к 2564 тыс. завершилась [...]. 1597 тыс. - краткий миг сосуществования прошлого, настоящего и будущего: в рассматриваемом случае — это австралопитеки, род Ноmо (его представитель — Ноmо habilis) и впервые заявивший о себе Ноmо erectus — человек прямоходящий, самые поздние находки которого относят к 230 тыс. лет тому назад, к тому же времени, когда появляются неандертальцы (преандертальцы появляются еще ранее, между 460 и 230 тыс. лет).

Ю. М. Щапова ([Щапова], стр. 156)

 

Более крупные числа ряда Фибоначчи, чем указанные в приведенной выше таблице, Щаповой для моделирования длительностей археологических эпох не нужны, ибо она измеряет продолжительности этих эпох в тысячелетиях тому назад: Это хорошо видно из эпиграфа, взятого из ее книги. Правда, в нем вместо 2564 должно стоять последнее число вышеуказанной таблицы, т.е. 2584; впрочем, эти упущенные 20 тысяч лет никакой роли в данной высоконаучной теории не играют: счет ведется на миллионы.

Я не буду сейчас останавливаться на отличиях в ее классификации периодов развития человека и его предков от той, которая приводилась в гл. 4. О сокращении всей этой растянутой до миллионов лет хронологии я скажу еще несколько слов в конце настоящего раздела. А пока отмечу только, что верификация этой модели осуществляется крайне просто: автор сравнивает многие известные ей классификации и устанавливает близость используемых ее коллегами границ между выделяемыми ими археологическими эпохами и подэпохами к числам ее хронологического ряда, правда, все еще обозначаемого через РФ (ряд Фибоначчи, не путать с Российской Федерацией!), а не через ХР (хронологический ряд):

Таким образом, верификация модели хронологии археологической эпохи закончена с положительным результатом. Из 18 позиций РФ четырнадцать, первые восемь и последние шесть, т.е. более двух третей всего ряда, получили надежное подтверждение. Из этого следует, что модель можно принять в целом и хронологию среднего палеолита привести в соответствие с моделью. После верификации модель приобрела надежность, столь необходимую для дальнейшей работы: для моделирования исторических процессов, развертывавшихся в археологическую эпоху.

Математик прокомментировал бы те же результаты несколько иначе. Он сказал бы, что гипотеза о представлении числами Фибоначчи границ периодов в истории развития доисторического общества подтвердилась только не некоторых отрезках соответствующего ряда чисел и поставил бы вопрос о приведении модели в соответствие с реальностью. Но у историков, кажется, особого пиетета перед – в данном случае хронологической - реальностью нет, именно поэтому Щапова рекомендует «хронологию среднего палеолита привести в соответствие с моделью», а не наоборот. В крайнем случае математик выдвинул бы гипотезу о том, что и в среднем палеолите можно обосновать наличие имеющих содержательное обоснование границ между подэпохами этой временной эпохи и занялся бы проверкой этой гипотезы. Но не получив доказательства правильности своей гипотезы, он бы никогда не посмел навязывать свой аппарат в качестве модели.

Приведу простой пример. Функция у=1/х может рассматриваться как математическая модель для гиперболы. Для любойго положительного числа х и для любого отрицательного пара (х,1/х) лежит на гиперболе. Следовательно, по логике Щаповой следует распространить эту модель и на нулевую точку на оси х и привести гиперболу в соответствие со значением функции у. Но на нуль делить нельзя и поэтому такое распространение невозможно.

Закругляясь, хочу еще только ознакомить читателя с выводами автора «математической модели» предыстории, добавив только к ее тексту нумерацию выводов:

Общий вывод, который следует из приложения РФ к системе времени, сводится к следующему.

  1. РФ не только описывает историко-археологическую хронологию, но и выхватывает из историко-археологического процесса моменты структурной перестройки системы. Согласно РФ, таких моментов на протяжении всей истории человечества (речь идет, конечно, в основном о предыстории – Е.Г.) насчитывается 18.

  2. Хронологическая модель, построенная на основе РФ, помогла выявить шесть узловых моментов в эволюции и развитии археологической эпохи: 1597, 377, 89, 21, 5 тыс. и рубеж 1-го тыс. до н. э. — 1-го тыс. н. э.

  3. Каждый следующий период (в соответствии с бегом времени из глубины веков к нашим дням) в 1,6 раза короче предыдущего по продолжительности (на величину золотого сечения).

  4. Золотое сечение «покидает» историко-археологический процесс в момент, когда отношения в системе Природа—Человек, вероятно, утрачивают гармонию и так называемый человеческий фактор становится доминирующим.

  5. Приложение РФ к хронологии археологической эпохи позволило найти и даже создать новый вид хронологии, которая названа вычислительной. Перед нами готовая модель для периодизации.

Процедура хронологизации и периодизации упрощается: при наличии модели эволюции для их построения необходима и достаточна лишь одна хронологическая «привязка»; знание хронологических пределов, начального или конечного моментов существования явления, будь то история вещей или история археологической культуры, или любой другой процесс, ставший известным по археологическим данным.

Наблюдение Щаповой о близости границ в разных системах периодизации предыстории к числам Фибоначчи, конечно, любопытно, но вряд ли обращение к числовому ряду, который, как Щапова несколько раз подчеркивала, родился из наблюдения за размножением кроликов, способно спасти хронологию предыстории в ее традиционной версии от массивной критики исторической аналитики. Кроме того ясно, что эта близость не сохранится, если самые древние слои этой хронологии будут сокращены в сотню, средние – в несколько десятков, а более близкие к нашему времени – только в несколько раз. Хотя тогда, скорее, доктора исторических «наук» создадут новую периодизацию предыстории, имитирующую сексуальное поведение питонов, кенгуру или иных млекопитающих, например, не прытких кроликов, а медлительных слонов, и использующее НР. За этим обозначением скрывается следующий мощный аппарат математического моделирования: 1, 2, 3, ... в истории известный под названием «натуральный ряд» или ряд натуральных чисел.

 

 

Применима ли геологическая хронология к археологии?

 

В начале 1840-х годов французский исследователь Э. Ларте, изучавший древние пещеры, определил хронологию их геологических отложений и сумел доказать, что человек, мастеривший первые орудия труда, являлся современником мамонтов и некоторых других древних животных.

Гальперина, Г..Ф., Доброва Е..В. Популярная история археологии. М.: Вече, 2002. Стр.62.

 

Какое отношение имеет геологическая хронология к археологии? На первый взгляд – никакого: там (в геологии), десятки и сотни миллионов, даже миллиарды лет, здесь (в археологии) – несколько десятков тысяч лет. Правда, как мы видели, предысторию уже доводят до нескольких миллионов лет, но и этого все же недостаточно, чтобы говорить в книге о предыстории (или в ее части, посвященной предыстории) о возрасте большинства геологических пород.

С другой стороны, в каком-то смысле мы все же имеем в археологии дело с геологическими слоями, пусть даже расположенными на самой поверхности Земли или вблизи оной. О том, какие при этом могут возникать проблемы, писал в свое время немецкий историк Палльманн, о котором подробнее будет рассказано в ниже. Критическому методу Палльманна посвящена пятая часть его книги «Возраст свайных построек и разные точки зрения на сей счет».

Именно с изложения этих разных точек зрения он и начинает повествование. Первым делом он весьма критически оценивает геологические датировки в приложении к свайным постройкам. Их возраст оценивается на основании воззрений геологов периодом между 11 с лишним тысяч лет и несколько менее семи тысяч лет. Иными словами, геологи помещают их в V-IX тысячелетия до рождества Христова.

Историки древности несколько осторожнее в своих оценках возраста свайных построек: по крайней мере для тех из них, в которых найдены только изделия из камня (т.е. нет и следа использования металлов), называется возраст от 3500 до 5000 или даже 7000 лет. Учитывая, что в наиболее близких к нам по времени слоях находят изделия, классифицируемые как «римские», считается, что свайные постройки были обитаемыми еще и в самом начале новой эры.

К основным ошибкам геологов Палльманн относит следующие две:

  • Во-первых, геологи считают, что на образование любого из слоев в отложениях на постепенно обмелевавших и в конечном результате превратившихся в сушу или в торфяные болота ареалах озер уходило одинаковое количество времени, что ничем не обосновано и является чистой воды недоказанным допущением.

  • Во-вторых, они путают длительность образования некоторого геологического объекта (например, все тех же торфяных озер) с возрастом сделанных в данном объекте находок.

Палльманну кажется, что исследователи доисторического периода должны видеть эти ошибки геологов и не повторять ошибки, присущие этому неверному мышлению геологов. Однако и названные исследователи старины охотно прибегают к завышенным оценкам геологов. Дело в том, что и историки – по мнению Палльманна – одержимы демоном удревления. Стремление давать как можно более древние датировки Палльманн называет широко распространенным и пустившим глубокие корни обычаем в науке о старине.

В сноске он приводит несколько примеров того, как легкомысленно ученые в разных странах дают завышенные оценки возраста для свайных построек, будь то в Швейцарии, Германии или Дании. Даже вполне известные исследователи скорее пытаются убедить читателей в том, что ничто мол не мешает дать высокую оценку возраста той или иной находки (как будто именно это и есть основная цель их исследований), вместо того, чтобы приводить аргументы в пользу приведенной оценки возраста. Он приводит следующую цитату в подтверждение этого извращенного образа мышления:

Они (осколки керамики и каменные топоры, найденные в Вартеберге) довольно сильно отличаются от таковых, встречающихся в датском Rjokkenmöbbing’е, что однако не мешает тому, что они могут быть в точности столь же древними. (стр. 195-6)

И добавляет: Неужели ценность находки повышается, когда мы завышаем ее древность? (здесь так и хочется сказать честному, но наивному предку: к сожалению да, ибо совращенные демоном удревления чиновники от науки гораздо быстрее отпустят деньги на исследования в случае удревленной находки, чем в случае честного поведения археолога при датировке найденного им). Осуждая историческую практику, при которой историки некритически перенимают оценки возраста находок, сделанные геологами, автор утверждает, что швыряющая налево и направо тысячелетия геология с ее жонглированием цифрами оказывает в каждом таком случае весьма сомнительную помощь исследователям седой древности. Интересно, что бы сказал Палльманн сегодня, когда геологическая шкала времени швыряется налево и направо уже миллионами и десятками миллионов, а не тысячами лет.

Впрочем, такова ситуация только в видимой части айсберга по имени археология. Дело в том, что археологи все время сталкиваются с находками, для датировки которых, им не хватает ни 2,5 миллионов, ни 4-х миллионов ни даже 10 миллионов лет. Их растерянность по поводу соответствующих артефактов, проявляется в факторе немоты: о таких «неправильных» артефактах археологи предпочитают не распространяться. Но время от времени пытливые писатели и журналисты узнают о неправильных и замалчиваемых находках археологов и пишут про это и про другие неурядицы в хронологии предыстории статьи и книги. О некоторых таких авторах я расскажу ниже.

Геологическая хронология нуждается в резком сокращении

Менее чем за один день, 12 июня 1980 года, образовался осадочный пласт толщиной в 8 метров, содержащий множество тонких прослоек. Принято считать, что осадочные пласты представляют собой результат продолжительных сезонных или годовых изменений, поскольку слои накапливаются крайне медленно.

Стивен А. Остин, «Вулкан Сент-Геленз и катастрофизм»

Что касается геологической хронологии, то она подвергается массивной критике многими учеными, не только противниками эволюционной теории или сторонниками катастрофизма. Один из активных противников Новой Хронологии Фоменко и Носовского Устин Чащихин, выпускник МФТИ и МГУ, является сам автором революционной теории о необходимости радикально сократить геологические датировки. Так как он явно не думал в начале развития своей теории о том, какую сильную моральную поддержку оказывает новой хронологии, то его критика традиционных методов геологической датировки заслуживает дополнительного внимания как независимая от новой хронологии и исторической аналитики скептическая оценка общего подхода академической науки к проблемам датировок. Таковые возникли в свое время в исторической геологии на основе модели постепенного отложения взвешенных частиц в первобытных морях и постепенного – миллиметр за миллиметром – окаменения этих осадков на дне первобытных морей. Считалось, что осадочные слои возникали в течение миллионов лет и, таким образом, вся хронологическая шкала разных горных пород исчисляется сотнями миллионов и даже миллиардами лет.

Этот постулат геологов полетел в Тартарары в последние десятилетия. Связано это было как с наблюдениями за извержением вулкана Сент-Геленз в США, так и с фундаментальными экспериментами по возникновению стратификации в осадочных породах. В ходе последних в лабораторных условиях имитировалось быстрое образование толстого слоя осадков на дне водоема. Затем проводились наблюдения за образованием слоев в этом осадочном отложении. Оказалось, что стратификация охватывает всю толщу осадка и что отдельные тонкие слои очень быстро образовывались под водой, одновременно во всей толще осадка.

Что до извержение названного вулкана, тоже приведшего к быстрой стратификации в природных условиях, то Стивен А. Остин, (Steven Austin), доктор геологии (Ph.D. in geology), так описывает в статье «Вулкан Сент-Геленз и катастрофизм» основной вывод из этого случая: «История вулкана Сент-Геленз показывает, что осадочные слои, обычно характеризующие геологические формации, могут образовываться чрезвычайно быстро в результате потоков и наносов. В лабораторных условиях осадочные слои очень быстро образовывались под водой; что же удивительного в том, что это произошло в условиях естественной катастрофы?». В главке «Быстрое образование геологических слоев» своей статьи Стивен Остин так рассказывает о последствиях извержения:

С 1980 года на горе Сент-Геленз образовались слои толщиной до 180 метров. Эти отложения накопились в результате изначального взрыва, осыпи, волны, поднявшейся на озере, пирокластических, грязевых, воздушных и водных потоков. Пожалуй, удивительней всего отложения пирокластических потоков, образованные текучими, турбулентными наносами мелких вулканических обломков, которые на большой скорости двинулись вниз по склону, когда утихло извержение вулкана. Эти отложения включают в себя слои и пласты пемзы и вулканического пепла, толщиной от одного миллиметра до метра и более, и каждое такое наслоение образовалось за очень короткий срок — от нескольких секунд до нескольких минут.

Как уже было отмечено в эпиграфе, в возникшем в течение нескольких часов осадочном пласте толщиной 8 метров быстро появилось множество тонких слоев. А ведь один из постулатов геологии, на котором основаны и расчеты геологического возраста, велит считать, что геологические слои накапливаются крайне медленно, представляют собой результат продолжительных сезонных или годовых изменений, а никак не катастрофических событий, длящихся дни или даже часы.

Ученые провели три летних сезона, изучая геологические изменения, происшедшие с вулканом и образование стратификации в новом осадочном слое. Впрочем, аналогичные ситуации могли возникать не только в ходе вулканических извержений в разных частях света, но и в ходе наводнений или космических катастроф, вообще, в результате разного рода катастрофизмов, которые Стивен Остин прямо упоминает в конце своего описания мощи вулканических явлений в рассматриваемом случае:

Извержение вулкана Сент-Геленз в штате Вашингтон 18 мая 1980 года наверняка запомнится как одно из наиболее значительных геологических событий XX века. Началом события послужило землетрясение. Со склона горы разом обрушилась половина кубического километра горной породы. Вершина и северный склон обвалились, и перегретая жидкость, бурлящая внутри вулкана, стремительно превратилась в пар. Направленный на север взрыв пара высвободил энергию, эквивалентную 20 миллионам тонн тротила, и за шесть минут повалил лес на 390 квадратных километрах. На озере Спирит Лейк, к северу от вулкана, в результате обвала поднялась гигантская волна высотой в 260 метров, смывшая деревья со склона. Общая энергия извержения за один день, 18 мая, равнялась 400 миллионам тонн тротила, что приблизительно эквивалентно мощности 20 тысяч атомных бомб, подобных той, что была сброшена на Хиросиму.

18 мая и во время последующих извержений мощные геологические процессы, сопровождавшиеся выделением колоссального количества энергии, привели к значительным изменениям системы ландшафта в чрезвычайно краткий срок. Эти процессы бросают вызов традиционному униформистскому взгляду на формирование поверхности земли и могут служить мини-лабораторией катастрофизма.

Когда же геохронологии прореагируют, наконец, на новую научную информацию и во сколько тысяч раз они будут вынуждены сократить геологическую хронологию, сегодня еще рано говорить. Наука консервативна. Пока же я хочу констатировать тот факт, что в сокращении, причем решительном, нуждается не только хронология истории, но и таковая предыстории (как мы видели в главе 4) и даже, причем сильнее всего, хронология геологической истории коры земного шара.

 

 

Оказывается, существует и запрещенная археология!

 

Есть процесс фильтрации данных, который действует в научном мире. Работы, которые согласуются с теорией, проходят через социальный фильтр очень легко. А отчеты, которые радикально противоречат современным убеждениям, не проходят, они отфильтровываются. И много ученых отвергает эти факты просто потому, что они противоречат современной теории. Они распознают, что должно быть что-то не так с этими данными. Но они не могут точно сказать, в чем ошибка. И я заметил это в нескольких своих беседах с учеными в России. Когда я упоминал о нескольких своих находках, первое слово, которое вырывалось у них изо рта, было «невозможно».

Майкл Кремо, из интервью, данного 24 апреля 2003 года на радиостанции «Эхо Москвы» радиожурналистам Матвею Ганапольскому и Марине Аствацатурян.

 

В начале одного из предыдущих разделов я обещал рассказать об археологических находках, которые датируются необычно далеко отстоящими от нас временами. Настолько далеко, что археологи стараются закрывать глаза на существование таких находок. Не умея их объяснить, не будучи в состоянии осознать, что используемые при таких датировках абсолютно неверная геологическая временная шкала вынуждает делать абсолютно неверные хронологические выводы, археологи, а с ними и вся историческая «наука» не находит ничего лучшего, как поместить противоречащие их теориям находки в «спецхран человеческой памяти», в область замалчивания и запрета на использование и даже рассмотрение.

Как я уже писал, эта трусливая политика была в последнее время разоблачена в нескольких интересных книгах. Назову в этой связи книгу Михаэла Кремо и Ричарда Томпсона «Запрещенная археология», переведенную в 1996 г. на немецкий язык (к сожалению, не полностью: самая сенсационная ее часть о находках артефактов, к тому же еще и высокого технологического уровня, в геологических слоях, которым наука пока присваивает возраст в десятки и сотни миллионов лет, была при переводе опущена), и книги швейцарского автора, журналиста Люка Бюргина, посвященные различным аспектам археологии. Приведу цитату из его книги «Археология под грифом «секретно». Засекреченные открытия, исчезнувшие сокровища, необычные находки», в которой он, говоря о своей книге, анализирует феномен «запрещенной археологии»:

Эта книга не пытается давать ответы. Она задает вопросы и будит сомнения по поводу догматов веры археологии. Там, где правят догматы веры, делами заправляет истеблишмент. Речи, в которых отстаиваются точки зрения инакомыслящих, считаются устаревшими. Книга должна показать, что именно скрывают другие книги по археологии, о чем они умалчивают.

Как часто у меня при пролистывании объемистых книг по нашей предыстории возникало раздражение: везде одни и те же иллюстрации, везде одни и те же истории. Все прекрасно упорядочено. Нам предлагают хорошо препарированную вырезку из жилистой картины прошлого. Вырезку, которую можно хорошо согласовать с официальной точкой зрения. Ответы, ответы, ответы и так без конца. Вопросительные знаки отсутствуют начисто.

Многие с благодарность усваивают такую пропущенную через фильтр информацию. Ведь она позволяет создать для себя непротиворечивую картину прошлого. Знание дарит чувство уверенности. Это успокаивает. А тот, кого удалось успокоить, не задает ненужных вопросов, от которых становится как-то неуютно.

Но вернемся к первой книге. Майкл Кремо - не самозванец. Он дипломированный историк, член Всемирного конгресса археологов и Европейской ассоциации археологов, многократно участвовавший и выступавший на авторитетных международных конгрессах, читавший лекции в Королевском географическом обществе Великобритании. Его соавтор – профессиональный математик. И книга их [Кремо1] вызвала бурную дискуссию с положительными и отрицательными откликами. Отвечая на них, авторы написали более популярную версию своей книги, которую озаглавили «Неизвестная история человечества», которая была переведена в сокращенном виде и на русский [Кремо2].

К числу необъяснимых с точки зрения палеоанропологии находок, которые авторы приводят в своих книгах, относятся, например, такие:

  • Существование множества скелетных останков, артефактов, отпечатков стоп, возраст которых десятки и даже сотни миллионов лет.

  • В штате Иллинойс в Америке был найден скелет человека, возраст которого по окружающим геологическим породам - 300 млн. лет. Он был найден на глубине 30 м от поверхности Земли. И непосредственно над этим скелетом был слой монолитного неповрежденного камня.

Авторы убеждены, что им известна лишь небольшая часть накопленных за последние века примеров подобных, чрезвычайно аномальных, фактов. Они считают, что на самом деле их бесчисленное множество, поскольку большинство такого рода случаев попросту не предается гласности. Авторы приводят, в частности, свидетельства о таких интересных находках артефактов , как

  • США, штат Иллинойс: монетоподобные пластинки из колодцев, которым, судя по геологическим породам, «примерно 200-400 тысяч лет».

  • Металлическая труба, обнаруженная в Сен-Жан Де Ливе, Франция, внутри мелового пласта, возраст которого оценивается в 65 млн. лет.

  • США: Невада: Часть окаменевшей подошвы башмака, датируемой триасовым периодом. Возраст триасовых окаменелостей определяется в 213-248 миллионов лет.

  • США, штат Иллинойс: Золотая цепочка в глыбе каменного угля из Моррисонвиля, возраст угольного пласта, в котором была найдена цепочка, оценивается в 260-320 миллионов лет.

  • Англия: золотая нить, вмурованная в глыбу каменноугольного периода (320-360 миллионов лет).

  • США: Железная кружка в оклахомской угольной шахте (уголь, добываемый в этой шахте Уилбертона, насчитывает, как считается, 312 миллионов лет).

  • Шотландия: ржавый железный гвоздь, замурованный вместе со шляпкой в девонском песчанике (т.е. его возраст - от 360 до 408 миллионов лет).

  • США, штат Массачусетс: Докембрийская металлическая ваза из Дорчестсра, искуснейших мастеров, умевших обрабатывать металл, за 600 миллионов лет до наших дней.

В новой книге авторы приводят под заголовком «Следы древней цивилизации в Экс-ан-Провансе, Франция» такой пример:

Книга графа Бурнона (Bournon) «Mineralogy» («Минералогия») содержит сведения об одной занятной находке французских рабочих конца восемнадцатого века. Вот как автор описывает подробности этого открытия: «В течение 1786, 1787 и 1788 годов они (рабочие. - Прим. перев.) добывали в карьере близ французского городка Экс-ан-Прованса (Aix-en-Provence) камень для обширной перестройки здания Дворца Правосудия. Это был темно-серый, довольно мягкий известняк, который быстро затвердевает на воздухе. Между пластами известняка залегали слои песка, смешанного с глиной, содержащей различные доли извести. Поначалу никаких посторонних включений не попадалось, но когда десять верхних пластов были отработаны и уже подходил к концу одиннадцатый, на глубине сорока-пятидесяти футов (12-15 метров) рабочие с удивлением увидели, что его нижняя поверхность покрыта ракушками. В слое глинистого песка между одиннадцатым и двенадцатым горизонтами разработок были обнаружены фрагменты колонн и осколки полуобработанного камня - того самого, который добывали в карьере.

 

 

Непризнание катастроф порождает загадки и противоречия

 

В данной работе нас прежде всего интересует именно шар с тремя параллельными насечками, проходящими по «экватору». Даже если допустить, что сфера эта является лимонитовой конкрецией, никаких убедительных доводов в пользу природного происхождения указанных насечек мы не видим. А потому считаем, что столь таинственный предмет оставляет место для предположения, что южноафриканский металлический шар с насечками, обнаруженный в минеральных отложениях, которым 2,8 миллиарда лет, можно считать продуктом деятельности разумных существ.

[Кремо2] об ископаемых металлических шарах

 

Закончим сначала обсуждение находок, о которых шла речь в конце предыдущего раздела. Уже приведенная краткая цитата о неожиданных находках под слоями геологических пород наводит на мысль о том, что здесь описаны последствия некоей солидной катастрофы, которая оставила после себя немало быстро образовавшихся геологических пластов: мягкого известняка и песка с примесями. Очевидно, слой песка покрыл в ходе катастрофы все найденные артефакты, о которых далее сказано:

«Тут же были найдены монеты, рукоятки молотков, другие деревянные инструменты или их фрагменты. Но в первую очередь внимание рабочих привлекла доска толщиной примерно в дюйм (2,5 см) и семи-восьми футов (2,1-2,4 метра) длиной. Хотя она была разбита на куски, ни один из них не пропал, поэтому можно было без труда восстановить эту то ли доску, то ли плиту. Оказалось, что это щит - аналогичный тем, которые и в наше время используются в строительстве и каменоломнях; и точно таким же образом он был истерт, имел такую же округлую форму и неровные края».

В продолжении рассказа графа Бурнона, приводимом ниже, я вижу только подтверждение моей гипотезы о том, что здесь были найдены свидетельства сравнительно недавней катастрофы, в ходе которой десяток последовательных волн-цунами приносил то взвесь, из которой формировался известняк, то чистый или перемешанный с глиной и известняком песок:

Частично или полностью обработанные каменные блоки не подверглись никаким изменениям, а вот осколки щита, деревянные инструменты и их фрагменты превратились в агат - очень изящный, приятного цвета. Итак, на глубине пятидесяти футов под одиннадцатью слоями плотного известняка обнаружились следы труда человеческих рук, причем каждый из найденных предметов свидетельствовал о том, что работа производилась прямо здесь, на месте обнаружения указанных предметов. То есть человек побывал тут задолго до того, как сформировалось несколько известняковых горизонтов, и человек этот стоял на столь высоком уровне развития, что уже знал искусства и ремесла, умел обрабатывать камень и делать из него колонны».

American Journal of Science опубликовал эти строки в 1820 году. Вряд ли какой-либо научный журнал пошел бы на такое в наше время, когда ученые просто не воспринимают подобные открытия всерьез. Догматизация науки достигла сегодня такого совершенства, что простейшие и естественнейшие объяснения представляются ученым исчадием ада и проделками дьявола, соблазняющими их встать на путь ненаучных спекуляций.

Среди наиболее фантастических находок, приводящих ученых-традиционалистов - даже из среды скептиков - к болтовне на тему о неразрешимых загадках или о существовании человека в течение миллиардов лет - металлический шар из Южной Африки с тремя параллельными насечками вокруг центральной части, о котором повествует эпиграф этого раздела. Шар этот – уточняю - обнаружен в докембрийских минеральных отложениях, возраст которых оценивается в рамках традиционной геологической хронологии в 2,8 миллиарда лет. Так как последний возраст особенно сильно противоречит всему, что мы до сих пор знали о существовании на Земле разумных существ, приведу здесь пояснения авторов из книги [Кремо2]:

На протяжении нескольких последних десятилетий южноафриканские шахтеры находили сотни металлических шаров, из которых по меньшей мере один имел три параллельные насечки, опоясывающие его как бы по экватору. Как пишет Дж. Джимисон (J. Jimison) в своей заметке, шары эти двух разновидностей: «одни цельные, из твердого голубоватого металла с белыми крапинками, другие полые, с губчатым наполнением белого цвета». Рульф Маркс (Roelf Marx), хранитель музея южноафриканского города Клерксдорп, где находится несколько таких шаров, отмечает: «Шары эти - полная загадка. Выглядят они так, как будто их сделал человек, но в то время, когда они оказались вмурованными в горную породу, никакой разумной жизни на Земле еще не существовало. Я никогда не видел ничего похожего».

Авторы обратились к Рульфу Марксу с просьбой поделиться дополнительной информацией о шарах. В письме от 12 сентября 1984 года он ответил: «Никаких научных публикаций о шарах не существует, но факты таковы. Находят эти шары в пирофиллите, добываемом возле городка Оттосдаль в Западном Трансваале. Пирофиллит - очень мягкий вторичный минерал, твердость которого не превышает 3 единиц по шкале Моза, сформировавшийся как осадочная порода примерно 2,8 миллиарда лет тому назад. Внутренняя часть такой сферы имеет волокнистую структуру, поверхность же чрезвычайно твердая, так что даже сталь не оставляет на ней ни царапины». Упомянутая шкала твердости названа по имени Фридриха Моза (Friedrich Mohs), который в качестве эталонов использовал десять минералов: от самого мягкого, талька (1 единица твердости), до алмаза (10 единиц).

Читая такое, начинаешь дрожать от возбуждения: а когда же, наконец, появятся прилетевшие из космоса носители высокого разума с хилым тельцем и с головой размером с баллон парящего над Берлином туристического воздушного шара. Вот сейчас расскажут авторы историю о том, как такие пришельцы, оказавшиеся большими любителями человеческого мяса, поймали весьма упитанного англичанина, менее упитанного француза и совсем опустившегося и явно совсем нерегулярно питающегося русского и заявили им, что готовы отпустить на волю одного из них, если он их очень сильно удивит, и ограничиться поеданием только двух других.

Удивить инопланетян пленники должны были при помощи стальных шаров невероятной прочности, коих каждому кандидату на поедание было выдано по дюжине. Тучный англичанин весьма удивил людоедов из космоса остроумными теориями о происхождении этих невероятных шаров. Менее тучный француз еще больше удивил их серией фокусов с шарами, в ходе которых он их глотал, вынимал после этого из карманов брюк, а напоследок поставил все 12 один на другой, заполнив ими все пространство от пола до потолка. Но больше всего их удивил русский, который вроде бы ничего особенного с шарами не предпринимал, из комнаты, в которой был заперт, не выходил, но все же половину из них поломал, а вторую умудрился потерять.

Уж не эти ли потерянные русским шары инопланетян и находят теперь удивляющиеся оным жители Южной Африки и прослышавшие об оных ученые? Впрочем, почитаем, что еще пишут о них авторы книги [Кремо2]:

В письме Маркс сообщает, что, по утверждению А. Бишофа (A. Buisschoff), профессора геологии Университета Почефстрема, шары представляют собой «конкреции лимонита». Лимонит, или бурый железняк - это разновидность железной руды, а конкреции, или стяжения - плотные минеральные образования округлой формы в осадочных горных породах, формирующиеся путем локализованной цементации вокруг ядра.

Предположение о том, что сферические образования являют собой конкреции лимонита, сразу же наталкивается на возражение, связанное с их необычайной твердостью. Как уже было отмечено, поверхность металлических шаров нельзя поцарапать даже острым стальным предметом, однако твердость лимонита, указанная в минералогических справочниках, относительно низка и составляет от 4 до 5,5 единицы по шкале Моза. Кроме того, конкреции лимонита обыкновенно встречаются скоплениями, наподобие мыльных пузырей, притягиваемых друг к другу. Судя по имеющимся данным, поодиночке они обычно не залегают и абсолютно сферической формы, как в нашем случае, не имеют. И уж тем более никаких параллельных насечек (рис. 6.9) на поверхности конкреций не бывает.

Объяснение критически настроенных по отношению к догматической науке людей, тем не менее живущих в мире ТИ, сводится к следующему: современный человек существовал на Земле на протяжении многих миллионов и миллиардов лет и достиг уже в давнем прошлом невиданных технологических высот. Кремо и Томпсон придерживаются в своей книге традиционной геохронологической шкалы, оговорившись, правда, что делают это лишь из удобства и готовы в любой момент эту шкалу пересмотреть.

Мое объяснение для собранной двумя американцами археологической информации, противоречащей представлениям экспертов по предыстории и геологов о хронологии, в кратком изложении таково:

  1. И Майкл Кремо, и Ричард Томпсона, и те археологи или любители, которые находили противоречащее с господствующими хронологическими представлениями геологов артефакты, не знали, что эти представления ошибочны и что геологическую историю нужно радикально сокращать.

  2. Они не знали ничего о сокращении истории человека ископаемого, о котором шла речь в главе 4 выше.

  3. Они не учитывали катастрофического прошлого Земли, из-за которого артефакты могли оказаться в «древних» геологических слоях.

Именно последнему пункту я придаю огромное значение: и слои монолитной каменной породы, и песчаник, и толстые слои каменного угля, в котором были замурованы названные выше артефакты, могли возникнуть в результате катастроф в течение дней, недель или месяцев, но никак не в течение тысячелетий и миллионов лет. А шары, если они не возникли естественным путем в ходе некоей катастрофы, все-таки, наверное, подложили ученым русские шутники.

 

 

Удлинять или сокращать предысторию?

 

Все нации, прежде чем они начали вести точный учёт времени, были склонны возвеличивать свою древность. Эта склонность увеличивалась ещё больше в результате состязания между нациями.

Исаак Ньютон, Исправление хронологии, стр. 28, I, 1.

 

О том, что хронология предыстории должна быть сокращена в десятки и даже – для более глубинных ее слоев – в сотни раз было рассказано в главе 4. Там же была выявлена и главная причина безудержного растягивания хронологии предыстории и даже хронологии геологической истории Земли. Эта причина – дарвинизм и его отрыв от теории катастроф, которая только и может объяснить скачки в эволюции. В то же время у любителей предыстории, не знакомых с основополагающими критическими работами Маркса, Хайнзона и Иллига, разобранными в названной главе, должно быть прямо противоположное ощущение: чем дальше археология проникает в глубь предыстории, тем длиннее становится ее хронология. Все новые и новые страны и регионы, еще недавно жившие совсем или почти совсем без предыстории, обретают таковую. И при этом хронологическая протяженность этой предыстории растет и растет.

Параллельно с хронологическим растягиванием происходит и углубленное исследование образа жизни людей предыстории, их духовного мира и их уровня интеллекта. При этом оказывается, что и здесь наши представления были до недавнего времени крайне примитивными: не человек предыстории был примитивен, мы с нашими моделями того времени. «Дикари», вооруженные палицами и не отрывавшими взгляда от почвы в поисках следов съедобного, оказывается, наблюдали небо, рано изобрели лунный календарь (об этом подробно ниже), заложили основы астрономии, строили каменные обсерватории, сооружали удивительные мегалитические постройки (см. гл. 5), рано придумали разные системы символов и использовали их в роли своей внешней памяти, рано развили лекарственную медицину и научились делать хирургические операции, рано стали добывать из-под земли нужное им (охру, например, соль и т.п.). Все это сближает человека предыстории с его историческими потомками, делает переход от предыстории к историческому прошлому еще более плавным.

Впрочем, главное для меня сейчас не разрешение парадоксов предыстории, а констатация того факта, выше уже отмечавшегося, что будущая наука прошловедения должна будет считаться с двумя действующими в противоположном направлении фактами:

  • С сильным сокращением исторического, еще более сильным неолитического и совсем радикальным – палеолитического периода в истории человечества (на фоне радикального сокращения геологической хронологии)

  • С определенным удлинением предыстории за счет новых археологических открытий.

Боязнь разнесения истории и археологии по двум независимым друг от друга дисциплинам, которая написана на лице у традиционных историков и археологов, дорожащих сохранением статуса кво, является наилучшим свидетельством тому, что обе эти группы понимают, на каком шатком основании покоится здание ТИ. Они должны быть убеждены в том, что им, как в известном анекдоте про длинного и короткого, загнанных в качестве наказания в навозную яму, остается – как более короткому из двух - только замереть на цыпочках, стоя по шею в навозной жиже, и шептать убедительно: «Только не делайте волны!» в качестве реакции на бурное проявление своего негодования длинным.

Конечно, когда критика в адрес археологов на службе у ТИ раздается из уст такого неправильного автора многочисленных книг, как сторонник гипотезы о вкладе инопланетян в развитие древних цивилизаций Эрик Дэникен, то от нее крайне легко отмахнуться. Отмахнуться, не вдаваясь в ненужные детали его массивной критики: шарлатан, мол, а что от таких ожидать! Хотя Дэникен делает то же самое, что и историки, которые переносят современные им представления (например, о больших империях) в далекое прошлое. Он пытается объяснить необъяснимые с точки зрения гипотезы о примитивном человеке предыстории факты, указывающие на наличие в древности развитых технологий. Для этого он в качестве рабочей гипотезы предполагает посещение нашей планеты инопланетянами, применявшими в разных местах нашей планеты технику, до которой мы еще не дошли в нашем цивилизационном развитии.

Именно об учении этого «шарлатана» американский профессор-философ Луис Навия, бывший в свое время профессором Института Технологии в Нью Йорке, посвятивший свои исследования и книги астрономии и космосу, писал в свое время в статье «Доисторическая астронавтика и наука» следующее:

Представления о существовании доисторических астронавтов подвергались в последние годы сильной критике. Авторы типа Эриха Дэникена были мишенью рьяных нападок со стороны науки и прессы. Однако эта отрицательная позиция американских ученых относительно данной теории вовсе не является столь абсолютной, какой она должна казаться. Многие философы и представители естествознания, с которыми я лично знаком, с энтузиазмом дискутируют про данную концепцию. Однако, если к ним обращаются официально в ходе научных мероприятий и симпозиумов с вопросом об их мнении, то только личные мотивы и исключительно именно эти мотивы побуждают их к отрицательным высказываниям.

Иными словами, американский философ видел суть проблемы не в Дэникене (гипотеза которого может оправдаться или нет), а в стиле, в котором современная наука обращается с инакомыслящими. Что это за личные мотивы, о которых пишет Навия, как не боязнь прослыть еретиком, ученым, который не согласен плыть по течению и поддерживать генеральную линию науки, костяк ее догм? И каким неприятным репрессиям должны подвергаться инакомыслящие ученые, чтобы кривить душой и публично оплевывать интересующее их направление мыслей! О самоцензуре в науке и о тех, кто стоит на страже научных догм, пишет в своей книге «Запретная археология» Майкл Бейджент:

Вызов для общепринятых теорий представляют новые открытия, касающиеся внезапного исчезновения много тысяч лет назад высокоразвитой культуры городского типа на юге Турции, в районе, где не было обнаружено никаких следов более раннего развития. Есть также еще загадки и необъяснимые тайны, окружающие пирамиды Гизы и Сфинкса. Эти загадки, вкупе с имеющими к ним отношение загадками алхимии, оказались нежеланными для самозваных стражей ортодоксальной науки, а потому подверглись широкому осмеянию или умалению. …

Примечательно, что всегда находились те, кто выступал с якобы уничижительной критикой, чтобы оправдать исключение загадочных и противоречащих фактов. По сути же эксперты доказывали, что, поскольку такие открытия необычны и идут вразрез со всем общепринятым, они должны быть ошибочными. Разумеется, это довод, основанный скорее на вере, чем на фактах.

Как бы то ни было, подобные ученые мужи пытаются подкрепить свою веру, бросая тень на своих оппонентов, обвиняя их в том, что они не компетентны, не сведущи в данной области или, и того хуже, всего-навсего любители. Как будто бы есть разница, кто в действительности делает открытие. Рукописи Мертвого моря не становятся менее достоверными оттого, что были обнаружены пастухом.

Я не считаю, что для объяснения неясных мест в предыстории нужно прибегать к помощи идеи об инопланетянах, хотя не вижу в ней ничего дьявольски страшного. После эмиграции в Германию в 1980 г. я почти 20 лет регулярно читал журналы сторонников космического разума на Земле и узнал много нового о нашей предыстории, например, о необъяснимых с точки зрения археологии находках, которые археологи предпочитают – ввиду их необъяснимости – обходить молчанием. В то же время, и сторонники инопланетян с неземными технологиями на Земле не в состоянии осознать всей искусственности хронологических построений, которыми и они тоже активно пользуются.

Не нужно сразу ударяться в крайность с пришельцами из других миров. Сначала нужно постараться объяснить многие парадоксы в истории технологий путем сокращения растянутой хронологии и возврата поставленного на попа многоподъездного дома хронологии в его нормальное горизонтальное положение. Тогда вместо 500 метров высоты и 30 м ширины девятиэтажное или двенадцатиэтажное здание хронологии приобретет нормальную высоту в 30 м и свою реальную длину в 500 м. В этом иносказательном примере роль хронологической глубины играет высота дома.

После всей этой критики в адрес историков, археологов и экспертов по предыстории читатель мог забыть вопрос, сформулированный в заголовке данного раздела, а автор – дать на него четкий ответ. Сформулирую его так: хронологию предыстории нужно массивно сокращать, но в некоторых случаях, когда на то есть серьезные основания, и немного удлинять. Под серьезными основаниями я понимаю безусловно не такое основание, как описанное в «Книге цивилизации» Кеслера и Давиденко, когда в Японии широко распространилась и привела даже к изменению учебников истории утка о том, что на Японские острова, якобы 600 тысяч лет тому назад, забрели дикие орды человека прямоходящего и положили тем самым начало второй по мощи промышленной державе мира. Бедный патриотический автор этой утки потерял свое место археолога, учебники были приведены в исходное состояние, но во всем мире продолжается выдумывание предыстории самими археологами. Такие основания удлинения предыстории надо бить влёт, как диких уток, стаи которых грозят закрыть нам взгляд на солнечное небо реального прошлого.

Литература

[Бейджент] Бейджент, Майкл. Запретная археология. Сенсации и мистификации древней и ранней истории. М.: ЭКСМО, 2005.

[Бэблер] Bäbler, Balbiba. Archäologie und Chronologie. Eine Einführung, Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 2004.

[Бюргин] Bürgin, Luc. Geheimakte Archäologie. Unterdrückte Entdeckungen, verschollene Schätze, bizarre Funde, München: Bettebdorf-Herbig, 2000.

[Каспаров] Каспаров Г., Кеслер Я., Давиденко И., Книга цивилизации, М.: ЭкоПресс-2000, 2001. [Кремо] Cremo, Michael A., Thomson, Richard L. Verbotene Archäologie. Sensationelle Funde verändern die Welt; Essen: Bechtermünz, 1996.

[Кром] Кром М.М. (составитель), Специальные исторические дисциплины. Учебное пособие 2.е издание, исправленное, СПб.: 2003.

[Макаренко] Макаренко, В. Откуда пошла Русь? М.: Вече, 2003.

[Мартынов] Мартынов, А.И. Археология, М.: Высшая школа, 1996.

Мейер, Роберт Дж. Предыстория человечества, серия «The complete Idiots guide to“, М.: АСТ Астрель, 2006.

[Ньютон] Newton, Isaac. The Chronology of Ancient Kingdoms Amended, London, 1728.

[Паллманн1] Pallmann, Reinhold. Pfahlbauten und ihre Bewohner. Eine Darstellung der Kultur und des Handels der europäischen Vorzeit. Greifswald: Akademische Buchhandlung, 1866.

[Щапова] Щапова, Ю. М. Археологическая эпоха. Хронология. Периодизация. Теория. Модель, М.: КомКнига, 2005.

[Чемпион] Champion, Sara: DuMont’s Lexikon archäologischer Fachbegriffe und Techniken, Dumont, Köln,1982.

Подписи к рисункам

Рис. 7-1. Древняя Италия была в нынешнем Египте и Древняя Греция - в дельте Нила и на Синайском полуострове, утверждает В. Макаренко в первой своей книге по «новой географии Древнего мира», озаглавленной «Откуда пошла Русь?». Его ответ на этот вопрос: Русь пошла из нынешней Сирии и нынешнего Ливана (Новгород севернее Иерусалима). Он предполагает «великое переселение народов» в конце предыстории.

Рис. 7-2. Кавказ, Хазария и Аттика - привычные историко-географические понятия, выявленные В. Макаренко в окрестностях древней Месопотамии. А в самой Месопотамии он поместил и город Киев, и город Византий, и некоторые моря, которые сегодня находятся или помещаются историками древности в совсем иные места. Из книги «Откуда пошла Русь?», стр. 283. На другой карте в этой же книге Македония показана на берегу Персидского залива.

Рис. 7-3. Историческая география большей части Древнего мира в представлении Макаренко. Понадобилось немало волн переселения, чтобы переместить солидную часть эфиопских галлов в Палестину и в современные Галлии и Галиции в Европе. Проживавшие в Африке древние испанцы и итальянцы захватили в Европе и Альпы, и Апеннины, и Сицилию, не говоря уже об Адриатическом море.

Рис. 7-4. Прорисовка основных морей древности на карте из новой книги В. Макаренко по «новой географии Древнего мира», озаглавленной «Ключи к дешифровке истории Древней Европы и Азии». Обратите внимание на положение городов Афины, Троя и Византий.

Рис. 7-5. Держава Александра Македонского между дельтой Нила и Персидским Заливом, на самой границе Древней Индии. Такая историческая география позволила бы снять многие из моих возражений по поводу растянутых до невозможности пределов завоеваний Александра. Одна из полутора десятков карт в новой книге В. Макаренко.

Рис. 7-6. Такие складки породы не могли образоваться в результате землетрясений или подвижек коры, последовавшими за сотнями миллионов лет постепенного отложения горизонтальных слоев. Они должны были образоваться практически мгновенно из свежих и еще не застывших отложений катастрофического характера в результате сопровождавших катастрофу подземных толчков. Эту фотографию приводит Цилльмер в своей книге «Ошибка Дарвина»

Рис. 7-7. Еще один пример горных складок, в случае которых Цилльмер уверен, что все эти геологические слои возникли в очень короткий срок в ходе катастрофы. На самом деле, в ходе двух катастроф, ибо в верхней части фотографии структура слоев совсем другая. Только еще влажные слои отложений могли принять такую форму, а никак не уже затвердевшие горные породы – считает он.

Рис. 7-8. Многометровые отложения (фигурка человека на обрыве служит масштабом), возникшие за несколько дней в результате извержения вулкана Маунт Санкт Хеленс. Расслоение отражает некоторую неоднородность выбросов и их отложений, а также одновременное образование слоев по всей толще отложившегося материала. Превращение отложений в горные породы произошло за пять лет.

Рис. 7-9. Когда в сухой период года обнажается дно озера Спитрит Лэйк у подножья вулкана Маунт Санкт Хеленс, становятся видны стоящие вертикально стволы деревьев, которые не росли на этом месте, а были вырваны с корнями в ходе извержения и принесены в озеро потоками воды.

Рис. 7-10. Более миллиона деревьев было вырвано с корнями из почвы в ходе извержения вулкана Маунт Санкт Хеленс. Часть из них оказалась засыпанной песком и другими породами. Эти стволы деревьев будут подвергаться окаменению в последующие годы. Через десяток лет любой геолог будет уверен, что нашел на этом месте деревья, окаменевшие сотни миллионов, если не миллиард лет тому назад.

Рис. 7-11. Этот молоток явно индустриального происхождения, как подтверждают химические анализы состава образующего его сплава железа, с сохранившейся частично деревянной, но окаменевшей, рукояткой был вмурован в камень. Геологи датируют камень сотнями миллионов лет, забывая о том, что после крупной катастрофы сравнительно недавнего времени и молоток, и его рукоятка могли стать частью камня за несколько дней. Найден в июне 1934 г. в Техасе, хранится в музее креационизма как свидетельство раннего существования человека. С учетом теории о катастрофах в историческое время и в конце предыстории свидетельствует только о том, что был сделан до июля 1934 г.